[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум Министерства обороны Российской Федерации » Судебная практика » Нарушения законодательства » Ветераны Боевых Действий (По бумажкам или наяву?)
Ветераны Боевых Действий
AleksoДата: Понедельник, 30.03.2015, 18:31 | Сообщение # 1
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ
В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН "О ВЕТЕРАНАХ"

Принят
Государственной Думой
3 сентября 2008 года

Одобрен
Советом Федерации
19 сентября 2008 года

Статья 1

Внести в раздел III приложения к Федеральному закону от 12 января 1995 года N 5-ФЗ "О ветеранах" (в редакции Федерального закона от 2 января 2000 года N 40-ФЗ) (Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, N 3, ст. 168; 2000, N 2, ст. 161; 2002, N 48, ст. 4743) следующие изменения:
1) позицию
"Боевые действия в Анголе: с ноября 1975 года по ноябрь 1979 года"
изложить в следующей редакции:
"Боевые действия в Анголе: с ноября 1975 года по ноябрь 1992 года";
2) позицию
"Боевые действия в Мозамбике: 1967 - 1969 годы;
с ноября 1975 года по ноябрь 1979 года;
с марта 1984 года по апрель 1987 года"
изложить в следующей редакции:
"Боевые действия в Мозамбике: 1967 - 1969 годы;
с ноября 1975 года по ноябрь 1979 года;
с марта 1984 года по август 1988 года";
3) позицию
"Боевые действия в Эфиопии: с декабря 1977 года по ноябрь 1979 года"
изложить в следующей редакции:
"Боевые действия в Эфиопии: с декабря 1977 года по ноябрь 1990 года;
с мая 2000 года по декабрь 2000 года".

Статья 2
Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 января 2009 года.

Президент
Российской Федерации
Д.МЕДВЕДЕВ
Москва, Кремль
2 октября 2008 года
N 166-ФЗ

Вопрос к комиссии ЮФО по делам ВБД, Министерству Обороны РФ по поводу участия Флота в различных локальных войнах Советского Союза и России.
Есть закон о Ветеранах. Согласно поправкам к закону от 2 октября 2008 года N 166-ФЗ многие экипажи кораблей, принимавшие участия в войне в Анголе, попадают под действие этого закона. Но... не в нашем государстве. Есть закон, но вот как заставить его работать. На сегодняшний день складывается интересная ситуация, когда человек, даже награжденный боевыми медалями и орденами, медалями за оказание интернационального долга Анголе, должен через суд доказывать свое право. Кто по настойчивей, в свое время смог преодолеть бюрократические заслоны, а кто нет, тот так и топчется на месте. Во многих городах России шли и сейчас идут суды, где матросы, мичманы,офицеры пытаются доказать свое право на звание ветеран боевых действий, но как правило все суды разваливаются. Летчики, участвовавшшие в свое время в перевозке грузов на территорию Афганистана, только при пересечении границы уже считались ветеранами. И это заслужено. А тут, людям, в течении от 8-ми месяцев до 2,5 лет и больше, рисковавшим своими жизнями, защищавшими покой в чужой Африканской стране, охранявшими свои и чужие корабли, приходящие с военным и другим грузом для воюющей Африки, отказывают даже в малом. До коль будет такая ситуация?
Даже имея различные документы и подтверждения, что мы там были, воз и ныне там.
Некоторые представители от Министерства Обороны, участвующие в судах в качестве ответчиков, умудряются задавать очень интересные вопросы типа: сколько врагов вы убили, ходили ли вы в атаку, сидели ли в окопах?
Может уже пора перестать издеваться над людьми и заставлять их что-то и кому-то доказывать? Четверо наших сослуживцев в/ч 53108 БПК "Адмирал Юмашев" получило звание ветеранов боевых действий. Кто-то по суду, кто-то от военкоматов. Значит, раз есть ветераны БД корабля, значит и воинская часть участвовала в боевых действиях. Это аксиома, а не теорема. Однако ответы из архивов (написанные под копирку) твердят одно: не были, не участвовали.

Вот одно из подтверждений, что БПК "Адмирал Юмашев", был в Анголе в 1984-м году и мы там не загорали:

«Главному военному советнику в НРА (здесь и далее приводятся подлинные оперативные документы аппарата ГВС в Анголе. — С.К.)
Докладываю:
В 3.00-3.40 30 июля 1984 г. в результате диверсии были подорваны два судна, стоявшие на внутреннем рейде порта Луанды. Одно из судов принадлежат ГДР, другое — Анголе. На борту ангольского судна (со смешанным анголо-кубинским экипажем), прибывшего из Бразилии, находился груз продовольствия и снаряжения для ФАПЛА. На судне ГДР — груз для СВАПО (28 автомашин, продовольствие), а также промышленные товары для НРА.
В результате взрывов наиболее серьезные повреждения получило судно ГДР, на нем выведено из строя машинное отделение. По результатам предварительного расследования, проведенного министерством госбезопасности и обороны НРА, установлено, что диверсия осуществлена подрывом магнитных мин, установленных на подводной части судов. На немецком судне в результате подрыва двух мин образовались пробоины размером 3x3 и 3x3,5 м. На ангольском судне имеются также две пробоины размером 2x2 и 3,5x1,5 м.
Диверсия скорее всего осуществлена подводными диверсантами. Как показало предварительное расследование, в период с 22.00 29.7 до 2.00 30.7 вблизи указанных судов наблюдалась резиновая лодка с подвесным мотором с тремя неизвестными лицами на борту. Лодка пыталась приблизиться и к советскому рыболовецкому судну, находившемуся недалеко от места диверсии, но благодаря бдительности и принятым дежурной службой мерам вынуждена была уйти.
В порту Луанды в настоящее время находятся четыре советских военных корабля: БПК «Адмирал Юмашев», дизельная подводная лодка, плавмастерская (ПМ), танкер-заправщик, а также около 30 рыболовецких судов. Два советских грузовых судна: «Николай Шверник» и «И. Дубровинский», с грузом ГСМ, вооружением, боеприпасами и другим военным имуществом для СВАПО и ФАПЛА направляются в порт Намиб. Все экипажи приведены в состояние повышенной противоминной и противодиверсионной готовности. Утвержден график круглосуточного гранатометания с дежурных катеров внутри бухты и у стоящих у причалов кораблей.
Помощник ГВС полковник В. Уваров.
30 июля 1984 г.».









А вот как описывет военно-морские события в Анголе 80-х годов прошлого века Александр Розин. Это было и с нами, и при нас, и после нас.

Операции на море спецслужб ЮАР.

СССР играл активную роль в освободительном движении африканских стран, не стали исключением, и колонии расположенные в южной части континента. Почти одновременно в 1975 году провозгласили свою независимость Мозамбик и Ангола. Советский Союз, помогавший партизанам этих стран в борьбе с колонизаторами, сразу предоставил им экономическую и военную помощь. Это не могло не натолкнуться на противодействие руководства ЮАР и их союзников. Основные боевые действия развернулись на земле, война на море носила скрытый характер.

В ночь с 29 на 30 июля 1984г. на рейде ангольского порта Луанда в результате взрывов магнитных мин были повреждены два судна «Лундоже» и «Ареенс» принадлежащие Анголе и ГДР. На ангольском каботажном судне «Лундоже» в результате взрыва мины были повреждены топливные баки. Сухогруз «Ареенс» торгового флота ГДР доставил в Анголу 10 тысяч тонн боеприпасов, в результате взрыва двух магнитных мин имел две пробоины: 11м2 в машинном отделении и в 10м2, к счастью боезапас не сдетонировал. Корабль стал тонуть, но при помощи советского спасательного судна «Неотразимый» он сумел кормой выброситься на мель, вскоре во время обследования на корпусе у него нашли третью, не взорвавшуюся магнитную мину. Узнав об этом, ангольцы разбежались кто куда. Не исключалось, что оставшаяся мина могла быть с часовым механизмом. Начальник штаба бригады НК капитан 2 ранга Александр Кибкало погрузился с аквалангом, обвязал мину капроновым шнуром, а затем на скоростном катере сорвал её с судна и на «всех парах» отбуксировал в море. Через три дня из Москвы пришла «полезная» шифрограмма: «Вам рекомендуется: заминированные участки борта вырезать в радиусе трех метров и без вибраций отбуксировать на безопасное расстояние…». Как было заявлено, операцию провели базирующиеся в Лангебане (Капская провинция) бойцы четвертого подразделения коммандос «Реккиз», специализирующееся на морских операциях. Пловцы «Реккиз» пришли в район Луанды на подводной лодке и, используя легководолазное снаряжение, проникли в гавань и заминировали корабли. Есть данные, что диверсия была устроена с привлечением снаряжения полученного от ливорнской фирмы «Космос» (Италия) и доставленного через Израиль. Террористическая деятельность против Анголы заметно усилилась после того, как в июне 1984г. в Кейптауне состоялась секретная встреча с участием помощника госсекретаря США по африканским делам Крокера, министра иностранных дел ЮАР П.Боты и главаря УНИТА Ж.Савимби. По сообщениям африканской печати, именно после этой тайной встречи УНИТА расширила масштабы вооруженной борьбы против НРА, и к этой войне присоединились и спецслужбы ЮАР.

Это была не первая операция на море подразделений спецназа южноафриканцев. Одну из первых операций они провели в ангольском порту Лобиту в августе 1980г., но о причастности их к этой акции стало известно спустя пять лет. В 1985 году журнал сухопутных войск ЮАР «Юниформ» поведал о подробностях операции, проведенной подводными пловцами из четвертого подразделения коммандос которые установили подрывные заряды на предприятиях нефтяной промышленности. Время и место проведения операции не сообщалось, но речь могла идти только об уничтожении нефтехранилища в ангольском порту Лобиту в августе 1980г. Тогда ответственность за эту акцию на себя взяла группировка УНИТА.

13 ноября 1981г. боевые пловцы взорвали 11 навигационных бакенов в подходном канале связывающий мозамбикский порт Бейра с океаном. Это делалось для прекращения поставок нефтепродуктов и грузов через порт. Однако трудящиеся здесь с 1976 года лоцманы Министерства морского флота СССР, применив все свое искусство, продолжали проводить суда в порт. Как позже стало известно: специальная группа диверсантов была доставлена на место подводной лодкой ВМС ЮАР типа «Дафна». По данным журнала «Жён Африк» как и при попытке взрыва нефтеперерабатывающего завода «Петрангол» в Луанде (Ангола), операциями «руководили офицеры военной разведки ЮАР, которые со своего подводного командного поста направляли диверсантов».

Правда о причастности спецназа ЮАР к актам саботажа и диверсиям, так или иначе, становилась известна. В мае 1985г. на территории Анголы на месте преступления был взят в плен офицер первого разведывательного подразделения коммандос ЮАР Вайнан дю Туа. Он рассказал о причастности юаровцев к диверсиям. В мае 1985г. в ходе операции «Аргон» из бухты Салданья (район Кейптауна) на боевом корабле ВМС ЮАР «Джим Фуш» в Анголу отбыли девять бойцов первого подразделения. Они имели приказ осуществить взрыв нефтеперерабатывающего завода компании «Галфойл» в провинции Кабина. Достигнув побережья Анголы, диверсанты на лодках высадились на берег и пошли к цели. 21 мая они достигли нефтекомплекса, но попали в засаду ангольских войск, после короткого боя двое были убиты, а Вайнан дю Туа пленен. При себе у диверсантов были листовки организации УНИТА, которые они должны были оставить на месте диверсии. Над пленником был устроен открытый суд, на нем Вайнан дю Туа признался что он принимал участие и в других операциях на территории Анголы и Мозамбика. В том числе в 1981г. он участвовал в нападении на провинцию Кунене, его группа взорвала гидроэлектростанцию Ломаум в провинции Бенгела, мост на реке Жирлур.

6 июня 1986г. в порту Намиб (Мосамедиш) южноафриканские боевые пловцы впервые атаковали советские суда. К лету 1986 года боевые действия ангольских правительственных войск развернулась в провинции Мошико. Базой для наступательных действий стал город Менонго связанный железной дорогой с портом Намиб (Мосамедиш). Для организации снабжения наступательной операции в порт одновременно прибыли три груженых судна, в начале июня кубинское судно «Гавана» («Habana», тоннаж около 6000 т.) с грузом продовольствия и снаряжения, и советское универсальное сухогрузное судно ЧГМП "Капитан Чирков" (пр.1568, типа "Капитан Кушнаренко", 1972г. 11278 брт/16618 двт.). Утром 5 июня в порт вошло третье судно советское универсальное сухогрузное судно открытого типа ЧГМП "Капитан Вислобоков" (пр.595, тип "Бежица", 1967г. 11089 брт/12730 двт.). «Капитан Вислобоков» как и «Капитан Чирков» доставили в Анголу почти по 10 тысяч тонн боеприпасов.

Вечером 5 июня на рейде порта Намиб неожиданно встал неизвестный траулер под японским флагом, а на следующее утро столь же неожиданно исчез. Последующие события позволяют почти с полной уверенностью утверждать, что именно он доставил три группы боевых пловцов-диверсантов, по шесть человек в каждой, с полным снаряжением и носителями. Глубокой ночью они ушли под воду. Первая группа имела основной задачей уничтожение обоих советских и кубинского транспортов; второй, видимо, предстояло взорвать железнодорожный мост, перекрыв сообщение с портом; третья, проделав почти 4 км под водой, вышла к топливной базе "Сонагол" на морском берегу и установила на ней пять советских гранатометов РПГ-5 с самоликвидаторами, нацеленных на емкости с топливом и перекачивающую станцию.

В 5 утра 6 июня один за другим прозвучали три взрыва на «Капитане Вислобокове». К счастью, жертв не было, и боеприпасы не детонировали. Одновременно с взрывами на «Вислобокове» прогремели залпы гранатометов на топливной базе "Сонагол". Пробит прочный корпус четырех топливных танков, аккуратная пробоина образовалась в стене перекачивающей станции. В двух емкостях взорвались пары топлива, развернув стальную оболочку танков тюльпанами. Примерно в тот же момент сработали мины под опорами ЛЭП и на железной дороге. Освещение в городе погасло, сообщение с портом прервалось. Вскоре подорвались три из четырех мин, заложенных по борту «Чиркова». Его команда, помогавшая экипажу «Вислобокова», вынуждена была заняться спасением собственного судна. Жертв, как и на «Вислобокове», не имелось, боеприпасы не детонировали. Менее всего повезло «Гаване»: на ней сработали все четыре мины, и к 10 утра она опрокинулась. Команде удалось покинуть гибнущее судно без жертв.

На «Капитане Вислобокове» затопило машинное отделение и четыре трюма, а на «Капитане Чиркове»— два трюма, машинное отделение и тоннель гребного вала. Экипажи под руководством капитанов М.С.Галимова и Н.И.Винокура начали борьбу за живучесть своих судов, которая продолжалась больше месяца.

ТАСС, ссылаясь на ангольские источники, заявил, что это дело рук южноафриканских диверсантов- подводников. Правительство ЮАР сразу выступило с резким протестом. Разгорелся международный скандал. На наших судах было обнаружено по одной неразорвавшейся мине, было решено их разминировать и установить, чьи они.

6 июня, о случившемся доложили советскому руководству. Верховный главнокомандующий Горбачев тогда был в Польше, поэтому решение принимал предсовмина Рыжков. Он приказал командованию ВМФ немедленно направить в порт Намиб группу советских военных специалистов и, кроме того, обеспечить прикрытие аварийно-спасательных работ от возможных подводных диверсий. Начальник главного штаба ВМФ поставил задачу командующему Северным флотом (в чьей зоне ответственности находился порт Намиб) о немедленной подготовке группы боевых пловцов. Таких специалистов не нашлось. Тогда Москва приказала начальнику штаба Черноморского флота вице-адмиралу Селиванову срочно подготовить людей для переброски в Анголу.

7 июня вице-адмирал Селиванов по телефону приказал командиру отряда боевых пловцов по борьбе с ПДСС капитану 2-го ранга Ю.И.Пляченко (большинство распоряжений, ввиду чрезвычайности дела, отдавалось устно) срочно, через 15 минут, доложить о составе группы и времени ее готовности к переброске в Москву. Через 4 часа группа была укомплектована, но лишь в 6 утра следующего дня вылетела в столицу и около девяти приземлилась в Астафьево. Вылет в Анголу назначен на 14.00, но его пришлось задержать почти на час - в связи с оформлением документов для группы в МИДе. Лишь благодаря личному содействию Рыжкова удалось быстро согласовать с 17 (!) государствами вопрос о внеплановом пролете спецрейса "Ил-76" в Анголу. На следующий день рано утром наши пловцы ушли под воду, осмотрели оставшиеся мины, собрали остатки взорванных. К Намибу тем временем подошли корабли ВМФ СССР. Первым на помощь пришел экипаж БПК «Стройный» СФ, находящийся на БС у западного побережья Африки. Через несколько дней в порт Намиб подошел рижский спасатель «Гордый» (капитан А.Плаксин), затем—черноморский спасатель «Ягуар» (капитан Ю.Богун). Для организации помощи в спасении судов прилетел заместитель министра морского флота Б.А.Юницын. После тщательного осмотра мин Юрий Пляченко пришел к выводу, что работать на заминированных судах можно. Вначале надо было заделать пробоины, откачать воду, выгрузить боезапас и уж после этого разминировать суда. Давая такие рекомендации и определенные гарантии безопасности, офицер брал на себя огромную ответственность. Но как начать работы на заминированных, начиненных боезапасом судах? Спасатели отказывались проводить на заминированных судах сварочные подводные работы по заделке пробоин. Юрий Иванович Пляченко вспоминает: «Мне помог один из членов экипажа судна, прибывшего для аварийно-спасательных работ. Он когда-то служил в подразделении, аналогичном нашему. Мне удалось его убедить в безопасности работ при соблюдении ряда условий. А уж он в свою очередь убедил экипаж. Началась аварийно-спасательная операция». Двое суток ушло на откачку балластной воды, еще двое на выгрузку боеприпасов. После этого к работе приступили бойцы Б.И.Пляченко. Мины были сделаны из титанового сплава, очень высокотехнологическое производство. Их создатели позаботились, чтобы обезвредить мины было невозможно. Пришлось искать нестандартные пути. Одна из мин была нейтрализована маленьким контрвзрывом, она оторвалась от корпуса и взорвалась на грунте. Операция по извлечению второй мины заняла 36 суток, и союзником боевых пловцов стала… ракушка. Она «блокировала» очень важный штырек, который приводил в действие взрывной механизм. Однако после того как ее разоружили установить, чья сборка не удалось, детали разных стран: Японии, Англии, Голландии. Установили только маркировку мины "DD" и порядковый номер- 13. Пробоины были заделаны, вода откачана, при этом обезвредили еще две прикрепленные к корпусам мины. После трудоемкой разборки, промывки и очистки двигателей и других механизмов суда были введены в строй. «Капитан Чирков» 27 августа прибыл в Одессу, а «Капитан Вислобоков» после ремонта в Луанде взял курс на Испанию. По результатам выполненной беспримерной операции три офицера из группы Пляченко были награждены орденами Красной Звезды, остальные - медалями "За отличие в воинской службе". Затонувшую в гавани «Гавану», в июне 1988-апреле 1989 годов подняла кубинская команда спасателей. В мае кубинским руководством было принято решение, что восстановление корабля нецелесообразно, а так как в трюмах оставались 162мм снаряды, было принято решение затопить судно на безопасной глубине. 18 мая 1989 «Гавана» на буксире была выведена в море на большую глубину в окрестностях залива Намиб и после подрыва зарядов затоплена.

С целью предотвращения подобных акций, после подрыва теплоходов «Капитан Чирков» и «Капитан Вислобоков» наши суда в портах ряда африканских государств, по согласованию с их правительствами, стали охранять советские боевые пловцы. При этом по воспоминаниям одного из участников этой службы, произошел поистине уникальный случай. В акватории одного порта несли боевое дежурство шесть человек. Внезапно на расстоянии предельной видимости они заметили аквалангистов. Боевые пловцы всегда атакуют противника, едва завидев его. А здесь, быстро заняв удобное для боя позиции, те и другие на несколько секунд замерли, вглядываясь, друг в друга. Старший нашей группы мгновенно оценил ситуацию: восемь человек, идут днем, без груза, значит, не на высадку – и принял неожиданное для всех решение. Он вынул нож, "подвесил" его перед собой в воде, затем ладонью сдвинул его в сторону: дескать, мужики, бьемся без оружия! Это лихачество могло дорого обойтись нашим пловцам. Повезло, что один из "коллег" повторил манипуляции со своим ножом. Схватка была жестокой, и через несколько минут чужаки спешно покинули поле боя. Через неделю выяснилось, что наши парни показали кузькину мать нехилым ребятам – южноафриканским боевым пловцам. Те проводили учения и якобы ненароком попали в чужие территориальные воды. Это был единственный в своем роде случай. Обычно подобные встречи заканчиваются по-другому.

Операции спецслужб ЮАР продолжались еще несколько лет. В ноябре 1986г. военное командование провинции Иньямбаме (Мозамбик) сообщило, что подводные лодки ВМС ЮАР используются для снабжения орудующих в Мозамбике банд «МНС». И этим непосредственно занимается четвертое подразделение «Реккиз». И в подтверждение этих высказываний 4 июля 1987г. в районе порта Нова Софала неизвестная ПЛ нарушила морскую границу Мозамбика и в течении 2-х часов опасно маневрировала около мозамбикского каботажного судна «Шилоане-2», после чего ушла в южном направлении. Как прокомментировали этот инцидент мозамбикские официальные лица, вероятнее всего это была ПЛ ВМС ЮАР.

Все закончилось в конце 80-х годов в связи с изменением ситуации в мире, страны на юге Африки покинули советские и кубинские военные, у южноафриканцев тоже появились другие заботы. После падения режима белого меньшинства в ЮАР, многие из спецподразделений перестали существовать.

Рассказ от Красикова Виталия, члена экипажа БПК "Адмирал Юмашев", 81-84. Расскажу об одном эпизоде моей службы.В свете юбилея и мнений о том,что же мы делали в далёкой Африке:прогуливались с "кратковременным дружеским визитом" или защищали интересы своей страны с оружием в руках.
Это было почти 30 лет назад.Во времена Советского Союза. "Адмирал Юмашев" уже полгода как покинул родной Североморск и проходил службу в западной Африке,оказывая интернациональную помощь дружескому режиму Республики Ангола.Корабль стоял кормой к стенке военного гарнизона тамошней армии.Плац в обрамлении пальм,казармы,склады,уютный стадиончик,а за дорогой на косе пляж..Вдали за бухтой красовалась красавица-Луанда.Идилию нарушал лишь полузатопленный кораблик в полумиле от нас,да вечерняя пальба из калашниковых трассирующими пулями. Но на самом деле положение было более зловещее и шаткое:в стране продолжалась гражданская война.Летом-осенью 1984 года были подорваны два транспортных судна,один из них ангольский сухогруз удалось посадить на мель и он долго маячил у берега слева от входа в луандский залив.Воды бухты регулярно сотрясали взрывы гранат вахты ПДСС.В условиях боевых действий и прямой угрозы подрыва корабля Противодевирсионная защита была крайне важна и действенна.Посты располагались в 4 местах по периметру корабля.Имелся чёткий приказ о применнении оружия в случае попыток враждебного приближения к кораблю.
Однажды меня,старшину-"пассажира",матёрого уже ПДССника вызвал помощник командира кап.3р. Белоусов..-Так,Красиков,ты опытный,задание отвественное.-Ввиду сложной обстановки,берём под охрану и оборону судно из Союза.Старшим будет мичман ....Расположение постов уточню на месте. В 15.00 быть у рубки дежурного.Вопросы есть?..
Вопросы возникли потом,а пока козырнув,я пошёл собирать пожитки в дорогу.В назначенное время,прибыв на шкафут я застал там моего годка старшину"рулей" Валю Кормильского, ещё троих морячков и молоденького мичмана из"рогатых".Не слишком разговорчивый помоха,лукаво улыбаясь,утаил место и имя нашего будущего парохода.-На месте увидите.В арсенал.Шагом.Марш!..
Вооружились мы по-полной:АК,полный подсумок патронов,несколько ящиков гранат,фонари.Погрузка на рабочий катер и курс на выход из бухты.







Он стоял на внутреннем рейде недалеко от входа в залив.Белый красавец-сухргруз"Иван Покровский" Таллин.Носом к Луанде.Юмашев был с правого борта и еле различим вдалеке.Мы подошли с правого борта к свисающему трапу.Нас уже ждали.Мы выгрузились и поднялись на борт.Короткое представление и инструктаж.
-Так,ребята,-по привычке разминая руки,начал Белоусов.-Поста всего два.Старшины,обращаю внимание на бдительность и дисциплину вахты.Использование боекомплекта не ограничиваю,но зря не палить.Кольца от гранат надо сдать в арсенал. Стоять будете до приказа.Пока не снимем.Вопросы? Ладно.А сейчас в столовую.Свободны.Мичман,ко мне!
Местный помощник показал нам каюту.Дал ключи.По сравнению с тесным железным кубриком-просто хоромы из пластика и дерева.Сложили пожитки,но по привычке автоматы оставив при себе, пошли за хозяином по судну. Поразил уют коридоров и тамбуров.Полуприкрытые двери кают.Из многих торчали ключи.Только что не попадались пока заспанные жильцы в халатах и тапочках.Ну санаторий!..Наконец по гражданским трапам-коридорам добрались до столовой..Ё-Моё! Как мы отвыкли от гражданского уюта!.
Большой ресторанный зал.Маленькие столики под белыми скатертями.На всю большую переборку красивая фотокартина"Вид Таллина с птичьего полёта" Небольшие группы и одиночные едоки команды за столиками.Все в шортиках-белых рубашках с ленивой беззаботностью отпускников.И мы,огрубевшие мариманы,в полинявшей до бирюзовости от многочисленных стирок тропичке.В подсумках и с несуразно большими "калашами" 57 года выпуска...
Мигом подлетел парень-вестовой в белой форменке официанта.
Мы,и без того придавленные внезапно изменённой обстановкой,не успели и рта раскрыть,как на столе появились тефтельки в сметане с овощами..А рядом давно подзабытые предметы сервировки:нержавеющие ножи, вилки, салфетки парусом..
Таким нас встретил гражданский пароход из неведомой Прибалтики нашей далёкой и ещё единой советской родины.
Итак,Луанда-84.Десантная группа ПДСС на борту "Ивана Покровского".Типичный сухогруз:белая многоярусная надстройка в корме и череда трюмов вдоль киля до самого бака.Борт высокий,особенно у форштевня.Выставлено 2 поста:на баке с обзором носового сектора и передней полусферы по бортам до миделя и аналогично с кормовой площадки.Трап под присмотром старшего на вахте.На ночь поднимается.Началась обычная служба с пристальным вглядыванием моряков в рябь воды и периодическим плановым применением оружия-гранатометанием.Дело это рутиное,но видимо в нём и был корень успеха,поскольку результат был положительным.Судно было защищено и обезопасено.Несколько слов о боевых средствах ПДСС.Обычно применяли стандартную РГ-42.Прижал рычажок,рванул кольцо и по пузырикам или в подозрительную волну..Всплеск,минипауза и рвущийся пузырь взрыва из-под воды.Помнят морячки тех походов,у кого особенно пост-кубрик был у ватерлинии,этот характерный удар "кувалдой по борту".Это тот самый гидроудар от подрыва ВВ,что рвёт сосуды в голове несчастного ныряльщика-пловца в радиусе сотни метров.Вода-серьёзный проводник этой беды..Тем и накрывали-отпугивали мы подводную нечисть.Но были нюанс в той "сухогрузной" вахте.Видимо не простой торговой птицей был этот красавчик из далёкого Таллина.И хоть на вопросы-намёки о содержимом трюмов наше начальство давало незатейливый ответ -ГСМ,мол,для наших.Но в близкоприватном общении с командой прознали,что это спецгруз и лишь часть его в бочках есть авиационное топливо,а остальное в ящиках и контейнерах погружено и запечатанно при погрузке военными.Но нетрудно догадаться о чём речь,особенно если видел на берегу ряды новеньких БМП,а автоматики чёрных бойцов гарнизона блещут новенькой воронённой сталью надульных компенсаторов,коих не было на наших старых верных АК.А вообще многие остальные трюмы были открыты и зияли огромными пропастями с гулким эхом.В одном,помню,была натянута волейбольная сетка и вольные от вахт моряки весело лупили мячики,свободные от улёта за борт.. Гражданские-одно слово!
Так вот,наверно,специфика груза и предполагала дополнительную эффективность защиты..Впервые был дан приказ применять СРГ-так представили нам эту не особенно эффектную чёрную колотушку.Самовзрывающаяся граната.Размером с бутылку пива.Без всяких колец и прижимного рычга:хоть орехи колоть,хоть картошку толочь..Но есть маленький круглый переключатель П и Б.Ногтём вполне передвигался.И с этого момента колотушка превращалась в адскую машину,но...на глубине 10 метров.Ибо именно там давление воды на корпус приводило в действие нешуточный заряд тротила,спрятанный под гладким корпусом.Кинешь её со всей дури-всплеск,улягутся волны,а через пяток секунд гулкий рокот из пучины и столб воды,выкидываемый взрывом..Не завидовали мы тогда вероятному противнику,мастырившиму свои взрывалки под наши борта..Мужики из механиков говорили,что удар подводной волны по корпусу в тот миг был страшным и неприятным до жути.
Нам же это было маленькой встряской в нелёгкои и утомительном бдении у воды:вахты то стояли 4 через 4-непростой это график со стволом на груди.Но служба-есть служба.За далью времени трудно судить об эффективности наших постов,но пароход мы за неделю никому не дали в обиду до самой его постановки на разгрузку.Не дали превратить его в огромный керосиновый факел или очередной притопленный атрибут гражданской войны.Нам это было по силам и задору-что пацану в 20 с хвостиком лет романтика войнушки!? Вот только задачу то мы выполняли боевую и неизвестно было чем это кончится..Наверняка таких десантных групп-историй было немало.Надеюсь,рябята-моряки расскажут-поделятся..
А в перерывах мы общались с экипажем,играли в пинг-понг на корме,отдыхали с присущим нам,славянам,огоньком и спецификой..Но об этом уместнее рассказать в соответствующей теме"Русский моряк..."Что я,при случае,с удовольствием и сделаю.Ибо,хоть и подзабыл я имена-фамилии-лица многих участников этих событий,но достоверность и свежесть ощущений подтверждаю. Буду рад уточнениям и дополнениям коллег. Пусть и четверть века миновала. Но это наша история.

Боевая служба нашего корабля заняла более 8,5 месяцев. Непосредственно в Анголе мы провели 3,5 месяца. За это время потратили более 2000 гранат. При попытке повторного прорыва диверсионной группы ЮАРовцев 1.09.84 года был применен МРГ-1 -многоствольный реактивный гранатомет). По нам стреляли, мы защищали наши Советсткие корабли, приходившие на разгрузку боезапаса, горючего и прочих материалов для воюющей Анголы, разминировали и уничтожали мины... и что?

Ответ из архива Северного Флота: Боевая служба (специфическое понятие, применяемое только в
Военно- Морском Флоте) - это основной вид боевой деятельности Военно- Морского Флота и высшая форма поддержки боевой готовности сил флота в МИРНОЕ время. Понятие «боевая служба» не тождественно понятию
«боевые действия».
ВРИО начальника архивного отдела
Филиала ЦА МО РФ (архив ВМФ)
На Северном флоте

И.ЯКУПОВА

Это плевок в лицо всем, кто там был и защищал чужую Родину, чужие интересы.
Прикрепления: 7437187.jpg(153Kb) · 2270412.jpg(171Kb) · 1756839.jpg(118Kb) · 8177253.jpg(156Kb) · 9562471.jpg(93Kb) · 6331487.jpg(176Kb) · 7141141.jpg(73Kb)


Сообщение отредактировал Alekso - Понедельник, 30.03.2015, 18:33
 
ChoockДата: Пятница, 10.04.2015, 17:41 | Сообщение # 2
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Присоединяясь к Александру, хочу заметить , что МО, никак не хочет признавать военных моряков, ни участниками локальных конфликтов, ни тем более ветеранами боевых действий. Даже знак Воина Интернационалиста, выдается только военнослужащим, проходившим службу в сухопутных войсках. НА МОРЯКОВ ВМФ ЭТОТ ЗНАК НЕ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ. В правилах о награждении этим знаком прописано, награждаются все военнослужащие проходившие службу в Республике Ангола с 1975 по 1992 год, кроме плавсостава ВМФ. Так где же правда? Во всех отношениях военных моряков везде стараются убрать, и все локальные конфликты на материке Африки, решались якобы без Военно-морского Флота. Так скажите пожалуйста, почему поправки в Кодексе о Ветеранах, сделаны только для военнослужащих СА, а ВОЕННЫЕ МОРЯКИ, ВНЕ ЗАКОНА?!!!

Сообщение отредактировал Choock - Суббота, 11.04.2015, 13:42
 
Форум Министерства обороны Российской Федерации » Судебная практика » Нарушения законодательства » Ветераны Боевых Действий (По бумажкам или наяву?)
Страница 1 из 11
Поиск:

Министерство обороны Российской Федерации © 2009 - 2017. Администрация сайта 1zam@forum-mil.ru
Индекс цитирования